На главную

Один из самых ярких представителей российского финансового рынка Юрий Белонощенко в прошлом году оставил инвестиционный сегмент ради семейного бизнеса — крупнейшей в стране сети центров раннего развития «Бэби-клуб». В интервью РБК образцовый предприниматель рассказал о своем карьерном пути, мужских амбициях, взаимоотношениях с семьей и статусе суперпапы.

Расскажите, как долго вы шли к становлению своего бизнеса и как прошла «адаптация» при переходе из корпоративной банковской среды в собственную, семейную историю?

Этот бизнес у нас в семье существовал с 2000 года, и он постепенно, но медленно рос: мы открывали примерно по одному детскому клубу в год. В 2009 году, в прошлый кризис, мы запустили франчайзинг и стали расти достаточно быстро. Причина запуска была больше идейная: мы хотели распространить наше знание, донести его до большего числа людей. Тогда наши клубы были моим хобби, я занимался ими в режиме выходного дня, такой «уикенд-бизнес». А потом на меня сильно повлияла программа Executive MBA, которую я проходил в Московской школе управления «Сколково» с 2012 по 2014 год. И я понял, что нашему семейному бизнесу требуется моя компетенция и полное вовлечение, full-time. На финансовых рынках я уже сделал все, что хотел: стал партнером в «Тройке Диалог», возглавлял управляющую компанию Номос-банка, потом — «Уралсиб». Все возможные награды получил. А здесь передо мной открывался очень классный и благодарный бизнес. Поэтому переход из одной сферы в другую произошел достаточно естественно.

Еще мы очень много детям задаем вопросов, чтобы они сами думали.

Резюмируя, мотивы перехода были и рациональные, и иррациональные. Рациональные: финансовые рынки не растут вширь, налицо ментальный кризис отрасли, то есть она не проникает в широкие слои населения. С другой стороны, «Бэби-клуб» — лидирующая компания на растущем рынке, которая быстро развивается. И сейчас с момента запуска франшизы в 2009 году мы выросли уже в десять раз — с 23 точек до 250. Только в этом году за девять месяцев мы заключили 53 новых контракта. Причем речь идет не только о России. Мы все время получаем заявки из-за рубежа от русскоязычного населения: уже открыли «Бэби-клуб» в Дубае, подписали контракт в Майами, сейчас я лечу в Лондон на переговоры. Хотя Россия, конечно, остается основным фокусом.

Есть такое выражение: push and pull — давить и тянуть. У меня получился очень легкий переход из корпоративного бизнеса в собственный. Меня затягивало в свой и как бы выталкивало из финансового рынка. Меня приглашали остаться, я до сих пор член совета директоров УК «Уралсиб». А вытолкнуло потому, что поменялась парадигма, то, как я смотрю на эти отрасли. Думаю, что я был очень правильным человеком в финансовом секторе, когда рынки росли: требовался агрессивный захват территорий и развитие. Сейчас наступила эра консервативных операционных менеджеров.

Но ведь масштабы бизнеса все равно абсолютно разные...

Когда мы запускали франчайзинг, я считал, что у нас крошечный бизнес. Мне было с чем сравнивать. Я работал в «Тройке Диалог», постоянно летал по всей России, находился внутри бизнеса с миллиардными оборотами. Конечно, ментально я ощущал себя немного дауншифтером. В 2014 году, когда я ушел из «Уралсиба» с позиции СЕО, наша семейная компания уже была международной. Нас стали замечать, мы получили признание внешних экспертов: Ernst & Young, PricewaterhouseCoopers, рейтинги лучших франшиз Forbes... «Бэби-клуб» остается малым бизнесом, но он интересен мне и по своей сути, и с точки зрения масштаба. Не скрываю, мне как мужчине это необходимо. И на стене (показывает рукой. — Прим. ред.) у меня висит не карта России, а карта мира. И мне сейчас безумно интересно! Это проект, которым я горжусь.

Хочу заметить, что в сфере preschool education, как это называется на Западе, я далеко не первый из инвестиционных банкиров, кто сюда попал. Зимой я узнал, что Goldman Sachs, крупнейший инвестиционный банк мира, инвестирует в облигации компании дошкольного образования. Я обнаружил, что Майкл Милкен (это такой король «мусорных» облигаций — компаний с низким рейтингом и высокой доходностью) и его родной брат Лоуэлл находятся в совете директоров одной из крупнейших в Америке сетей частных детских садов Kindercare. Один из дочерних фондов Temasek, государственной инвесткомпании Сингапура, вложил 10 миллионов долларов в сеть, которая управляет детскими садами и клубами раннего развития в Юго-Восточной Азии. После того как я все это увидел, получил сильное моральное подтверждение, что я двигаюсь в правильном направлении.

Сфера preschool education — один из самых интересных с точки зрения возврата инвестиций бизнесов для клиентов. Когда родители водят ребенка в «Бэби-клуб», они инвестируют две вещи: деньги и время. Возврат от этих двух ресурсов максимально эффективный, когда они инвестируются именно в дошкольный возраст, а не в школу и университет. С точки зрения того, какой результат ребенок и родители потом получают.

С какими сложностями вы столкнулись при запуске «Бэби-клуба»?

Когда Женя (супруга Юрия Евгения Белонощенко. — Прим. ред.) создавала свою методику, мы не были до конца уверены, что она работает. И эта уверенность пришла только через полгода, при выпуске первых клиентов. Потом мы «допиливали» бизнес-модель: нам нужно было убедиться, что все это работает на арендованных площадях, с наемным персоналом. Наши ожидания подтвердились. Были сложности с клиентами: им очень нравился сервис и результаты, но иногда случалось, что дети набивали себе шишки, получали царапины, ссадины... Нам понадобилось время, чтобы научиться так общаться с клиентами, чтобы подобные ситуации решались по-человечески, без каких бы то ни было обвинений.

Еще я бы назвал персонал. Случалось, что лучший специалист от нас уходил и открывал через дорогу свой клуб. Нам приходилось расти и совершенствовать качество продукта, чтобы выдерживать конкуренцию. Другие клубы пытались нас копировать и воспроизводить то, что делали мы.

Были и сложности, связанные с управлением большой сетью: когда клубов стало больше четырнадцати, мы заметили, что качество стало «плыть» — такая «болезнь роста».

Было много разных непростых ситуаций, но их надо было прожить. Если человек открывает собственный бизнес, он должен быть заранее готов к трудностям, терпеть их и преодолевать.

Что самое ценное было и есть в бизнесе?

Есть такая армянская пословица: «Сделал добро — брось в воду». Но все же для меня очень важно получать обратную связь, видеть, что то, что я делаю, кому-то очень нужно. В финансовой индустрии, если ты клиенту сделал что-то хорошее, он максимум скажет тебе спасибо или ничего не скажет вообще. Инвестиционные банки — прагматичный и рациональный бизнес. Семейное дело — другая история. Я очень люблю приходить на выпускные вечера в наши клубы. Ощущаешь такое чувство благодарности от родителей в этот момент, я такого никогда и нигде не видел. Это настолько эмоциональная, теплая и пронизывающая коммуникация. Там у всех слезы счастья на глазах!

Расскажите про ваш режим работы и заветный баланс между семьей и бизнесом.

Я стал намного больше заниматься нашим клубом после того, как мы переехали в новый большой офис, объединивший в себе и методический центр — наш «корпоративный университет» для обучения партнеров и специалистов, — и собственно управляющую компанию сети. У меня появилось свое рабочее место, и я стал приезжать в офис каждый день. С точки зрения моего личного времени сейчас мне суперкомфортно. У меня есть тайна: мне немного стыдно за то, что, как мне кажется, последний год я вообще не работаю. По насыщенности рабочего дня мне кажется, что я абсолютно свободен: очень гибко выстраиваю свой график. Например, у меня есть время, чтобы с утра погулять с детьми. Я стараюсь выделять себе четыре активных часа в день, с 13:00 до 17:00, которые насыщаю встречами и активной деятельностью. Но теперь у меня есть длинное утро и ранний вечер, чтобы больше времени проводить с семьей. Я могу сказать, что пересмотрел свои приоритеты за это время. Они выглядят следующим образом. Первый круг, центр — это я, второй круг — это Женя, следующий круг — это дети, затем — управляющая компания и мои сотрудники, потом — партнеры «Бэби-клуба», потом — учителя, потом — клиенты, и только потом — Facebook и все остальное. Когда я свою систему приоритетов пересмотрел и зафиксировал, мне стало очень легко жить. Когда у меня возникает выбор между чем-то и чем-то, я просто смотрю, что у меня в приоритете, и делаю это.

Ваши собственные дети как на всю эту бизнес-историю повлияли?

В самом начале, когда мы еще жили в Самаре, у меня было четкое понимание, что с ребенком надо что-то делать — и это не только мультики или гаджеты. Это может быть садик, продвинутая нянечка, домашнее обучение, центр раннего развития и т. д. То, что мы нашли, было настолько убогим и несовершенным, что я задумался: почему нельзя сделать нормально? Это вообще один из главных мотивов предпринимательства: человек начинает делать что-то, когда сталкивается с отсутствием какого-то продукта или услуги. Тогда он решает сделать это сам и реализует сразу две функции: производит нечто новое и выстраивает проект, который бы самоокупался и приносил доход.

Две таких отдаленных причины были и у меня.

Я приверженец европейских моделей — это всегда гарантирует определенное качество сборки.

Первая: когда я сам был маленьким, то «подвергся», в хорошем смысле слова, методике раннего развития — моя старшая сестра постоянно играла со мной в школу. Так я выучил математику, письмо, счет и географию. Например, в два с половиной года я довольно бегло читал. В итоге, когда я пошел в школу, мне было учиться суперлегко. Я был отличником, делал на перемене домашнее задание, на контрольных решал два варианта, выигрывал олимпиады, получил золотую медаль. Мой вывод такой: заложили в ребенка в ранние годы какие-то основные вещи — обеспечили ему базу на будущее. Это остается с ним на всю жизнь.

Второй момент: я учился в очень продвинутом учебном заведении — Самарском авиационном институте. Сработало то, что я хотел заниматься наукой: открывать и создавать что-то новое.

Возвращаясь к началу истории, когда я со своим первым ребенком столкнулся с ситуацией, что его некуда было отдать, то мой опыт собственного раннего развития и желание сделать открытие соединились и мы сделали первый клуб сами.

Мы не знали ничего, не обладали педагогическими знаниями, а просто стали пробовать. На тот момент нам попала в руки книга «После трех уже поздно», книга, которую с тех пор я рекомендую читать всем родителям в обязательном порядке. И мы познакомились с кубиками Зайцева. Николай Зайцев — гениальный современный ученый, который, взяв складовую систему Льва Толстого, перенес ее в современность и дополнил кубиками. Мы подумали, что нашей дочке все это надо, и с этого начали, постепенно что-то добавляя. И вот за пятнадцать лет наше начинание превратилось в то, что вы видите сейчас, — крупнейшую сеть детских центров в России.

Какие личные качества помогают вам в работе

Я, честно, не знаю, поэтому задал этот вопрос о себе сотрудникам, чтобы увидеть взгляд со стороны. Они назвали: смелость, упорство, целеустремленность (это подчеркнули многие), энергичность, ответственность и осознанность, инициативность, технологичность, способность находить общий язык с людьми и выходить за рамки привычного, умение быстро принимать решения и не останавливаться перед трудностями. По мнению коллег, я человек действия: «меньше слов — больше дела», умею воодушевлять людей, доброжелательно к ним относиться и заботиться. У меня есть внутреннее чувство справедливости и здоровая наивность. А еще я иногда рискую и не боюсь ошибаться. В конце они добавили про мою красоту. (Смеется. — Прим. ред.)

Вы чувствуете себя суперпапой?

Нет. Его не существует. Разве что это Виктор Франкл — чешский ученый и преподаватель, который написал книгу «Сказать жизни "Да!"» про концлагерь. Он, наверное, им был. Я не суперпапа. Но я осознаю это и стремлюсь к тому, чтобы быть для детей таким отцом, который сделает две вещи в их жизни. Первое: отец, которого они любят и будут с добротой и теплом вспоминать. Второе: отец, который их улучшает. Я помещаю их в такое окружение (из людей, активностей, учителей, возможностей), где они начинают «проклевываться» каждый в свою сторону. Старшая дочь Наташа например. После того, как ей исполнилось восемнадцать лет, мы ее полностью отключили от финансовых потоков. Она сама снимает себе квартиру и зарабатывает на жизнь. Мы считаем, что до восемнадцати лет ее довели, а дальше — не будем лишать ее удовольствия от самостоятельного достижения целей. Средняя дочь Яна уже нашла себя в приготовлении всевозможных кондитерских изделий, от пирогов и выпечки до макарони и пирожных. Она каждый день это делает. Мы не сомневаемся, что она будет шеф-поваром или ресторатором. Что будут делать младшие Марта и Вова, пока не ясно, но мы даем им возможность попробовать себя в разных областях. У всех детей разные характеры, и мы с уважением к этому относимся. И я всем родителям рекомендую прочитать книгу «Рожденные с характером», которая помогает лучше понимать своих детей и учит с уважением относиться к особенностям характера каждого.

Мы как родители придерживаемся такой парадигмы: наши дети нам не принадлежат. Не принадлежат, мы имеем в виду, что мы не заставляем их быть какими-то определенно. Отсюда и та степень свободы, которую они получают. Естественно, все наши дети прошли через различные программы «Бэби-клуба».

Я не суперпапа, но иногда вижу, как в их телефоне записан. Что-то в духе The Best Daddy Ever. (Улыбается — Прим. ред.)

Еще мы очень много детям задаем вопросов, чтобы они сами думали. Они могут быть легкие или сложные. Для меня в этом отношении образцом является французский философ Оскар Бренифье. Он регулярно проводит воркшопы для наших специалистов в «Бэби-клубах». Он учит правильно задавать детям вопросы. Все очень просто. Первое: всегда начинайте с вопросительного слова и никак иначе. Сколько? Как? Когда? Почему? Что? Где? Зачем? Второе: вопрос не должен состоять больше чем из двенадцати слов. И мы стараемся по этой методике с детьми общаться, это включает работу их мозга, ребенок начинает думать. А я вообще считаю, что моя основная задача — поместить их в ситуации, где им приходится размышлять.

Следующий шаг, но уже для взрослых детей, — обеспечить им как можно больше точек соприкосновения с реальностью. Чем быстрее они в разных смыслах соприкоснутся, столкнутся, попробуют жизнь, тем быстрее они к ней адаптируются.

Как вы любите проводить время с детьми?

У нас с детьми есть две очень важные активности. Первая из них называется «холостяцкая прогулка». Это когда я один без Жени иду куда-то с одним ребенком. Один на один. Самое качественное общение всегда происходит именно в этом формате, а не когда нас трое, четверо или больше. Я, в этот момент как «холостяк», иду с одним ребенком туда, куда он захочет, от кафе до «Детского мира». И это самое большое, что дети любят. Каждый ребенок в такой ситуации общается со мной без всяких посредников и отвлекающих факторов, это совершенно другой уровень коммуникации. К тому же они знают, что я им обязательно что-нибудь куплю. Все это — полный кайф для ребенка. Они дерутся за расписание «холостяцких прогулок».

Вторая вещь — это семейное «вече». Это когда по воскресеньям мы садимся пить чай и каждый член семьи рассказывает про свою жизнь на прошлой неделе и о планах на будущую неделю в разрезе трех основных сфер: работа/учеба, семья, личные дела. По каждой из этих сфер мы рассказываем о том, что порадовало и огорчило, а в планах — что хотим получить и чего хотим избежать. Это создает очень качественный уровень общения с детьми. Эту формулу я взял из бизнеса, она не придумана мной — по такой системе общаются американские предприниматели. В обычной жизни родители очень редко общаются с детьми. Возможно, они и хотят это делать, но не знают как. По нашей схеме мы захватываем все сферы жизни, говорим не только о хорошем, но и о разочарованиях, строим определенные планы и анализируем, почему что-то у нас не получилось. Картинка получается максимально объемной и крутой. Я всем родителям настоятельно рекомендую в таком ритме общаться с детьми.

Вы много времени за рулем? Какие качества автомобиля особенно выделяете?

Сейчас уже не очень много. У меня есть помощник-водитель. И я очень много времени провожу в машине. При этом у меня есть круглогодичный проездной на метро, чтобы в случае коллапса у меня была возможность в любой момент приехать. Я не часто им пользуюсь, пару раз в месяц, но я хочу иметь такую страховку. Я люблю автомобили, которые совмещают в себе качества семейного, офисного и спортивного, еще чтобы это была «раздевалка на колесах». Она должна быть мегаудобной и надежной, с высокой посадкой, полным приводом, стандартной длины, чтобы заезжать на любое парковочное место. В моей машине есть интернет: я отвечаю на почту, решаю организационные моменты, делаю звонки. Это мой кабинет на колесах.

С возрастом я стал спокойнее относиться к статусным автомобилям. Смотрю на высокий дорогой сегмент машин и размышляю: когда и куда я буду на ней ездить? Понимаю, что он мне не нужен. В плане статуса автомобиль мне уже не интересен, у меня очень утилитарный подход: безопасность, физический комфорт, простор и удобство. Вот этими категориями я оперирую. Еще я приверженец европейских моделей — это всегда гарантирует качество сборки.

Дайте, пожалуйста, несколько советов начинающим бизнесменам, стартаперам.

Буду говорить, базируясь на собственном опыте.

Совет № 1: никогда не будьте удовлетворены качеством своего продукта. «Убивайтесь» за качество, фанатейте от качества, доводите качество до максимально возможного уровня.

Совет № 2: нанимайте людей, которые умнее вас. Это не отменяет того, что вы должны растить талантливую молодежь, но стремитесь брать лучших людей.

Совет № 3: всегда пытайтесь смотреть на свой бизнес глазами клиента. Есть такое американское выражение: «Влезть в его кеды». Нужно перевоплотиться в клиента и четко, с его точки зрения посмотреть на свое дело.

Совет № 4: нужно ставить маленькие локальные цели и большие далекие. Обычно люди делают наоборот: «Через год я куплю себе Ferrari», — а на десять лет вперед не думают. А нужно на год ставить себе маленькую цель, а на десять — глобальную. Например, стать лучшим экспертом в чем-либо.

Совет № 5: не недооценивайте силу маленьких шагов, потому что небольшое, но регулярное движение по направлению к цели дает экспоненциальный результат.

Большая семья, интересный собственный бизнес, который растет огромными темпами, рождают определенные потребности. В том числе, потребность в комфортном автомобиле с просторным салоном, интеллектуальными системами помощи водителю и мультимедиа — такой, как новый ŠKODA Superb.

Узнать подробнее
Поделиться:

Другие статьи и интервью